Наверх

Информационное сообщение ПАО «Транснефть» в связи с поручением Правительства РФ представить позицию на обращение ПАО «НК «Роснефть» «О комплексных мерах по повышению контроля качества нефти в системе магистральных нефтепроводов»

Дата публикации: 8 сентября 2019 Версия для печати

В соответствии с поручением Правительства Российской Федерации от 05 июня 2019 года ПАО «Транснефть» (далее также – Компания) предложило комплекс мероприятий направленных на усиление ответственности за нарушение требований технических регламентов; изменение нормативного регулирования в части введения обязательной аккредитации испытательных лабораторий; совершенствования методов объективного контроля работы приемо-сдаточных пунктов нефти, в том числе, путем унификации требований в сфере обеспечения единства измерений; установление Компанией операционного контроля над ПСП грузоотправителей.

Очевидно, что полное исключение возможности попадания в систему МН некачественного сырья вследствие «человеческого фактора», в том числе умышленных преступных действий в принципе невозможно. В то же время разработанные Компанией мероприятия комплексно взаимоувязаны и направлены на снижение указанного риска.

В части содержащихся в письме ПАО «НК «Роснефть» Председателю Правительства РФ Д.А. Медведеву от 20.08.2019 заявлений и возражений на предложенные ПАО «Транснефть» инициативы сообщаем следующее.

1. Заявление ПАО «НК «Роснефть» о том, что инцидент якобы причинил «огромный имущественный и репутационный ущерб российским поставщикам, существенно подорвав доверие к качеству российской нефти».

Даже в период загрязнения системы магистральных нефтепроводов некондиционной нефтью в результате инцидента экспорт российской нефти европейским потребителям продолжал осуществляться. В мае-июне текущего года европейские нефтяные терминалы действительно существенно нарастили объемы получаемой нефти. В то же время большая часть нефти, полученной в этот период, например, портом Гданьск, была обеспечена за счет поставок из портов системы ПАО «Транснефть» (Усть-Луга и Приморск), что позволило российским компаниям сохранить экспортные позиции в Европе.

Таким образом, заявления Роснефти об «огромном имущественном и репутационном ущербе», причиненном российским грузоотправителям, не соответствуют действительности. До настоящего времени никто из грузоотправителей не представил Компании документального подтверждения факта возникновения и размера такого ущерба.

2. Предложения ПАО «Транснефть» по вопросу операционного контроля над ПСП грузоотправителей.

30 апреля 2019 года Президентом Российской Федерации В.В. Путиным поставлена задача по повышению контроля качества нефти при ее приемке в систему магистральных трубопроводов.

В развитие данного поручения, а также во исполнение п.8 поручения от 5 июня 2019 г. №ДК-П9-4635 Компанией в Минэнерго России направлены предложения о передаче под операционный контроль ПАО «Транснефть» принадлежащих грузоотправителям приемо-сдаточных пунктов (далее также – ПСП), через которые осуществляется сдача нефти в систему ПАО «Транснефть».

При этом вопрос об определении конкретных способов установления операционного контроля над ПСП, определение необходимых контрольных функций ПАО «Транснефть» в настоящее время находится в процессе проработки. 

Предложения ПАО «Транснефть» не направлены на навязывание какого-либо рода услуг или вмешательство в хозяйственную деятельность контрагентов Компании.

В настоящее время допуск специалистов организаций системы «Транснефть» (ОСТ) на ПСП сторонних грузоотправителей ограничен объектами, непосредственно участвующими в товарно-коммерческих операциях (системы учета и показателей качества нефти, их вспомогательные объекты, узлы подключения объектов нефтедобычи и информационно-технологические системы контроля, управления и регистрации показателей процесса сдачи нефти на ПСП).

При этом многие ПСП сторонних грузоотправителей имеют систему сливных эстакад с системой технологических емкостей, предназначенных для приема нефти не только с промысловых трубопроводов, но и с автомобильного и иных видов транспорта. Данные технологические операции не контролируются персоналом ОСТ ввиду отдаленности технологических объектов от основных объектов ПСП, а также отсутствия требований по обязательному их контролю при эксплуатации ПСП, что позволяет недобросовестным грузоотправителям вовлекать в процесс сдачи не только товарную нефть, но и тяжелые остатки ее переработки, а также иные химические продукты и реагенты. При этом деятельность таких ПСП абсолютно непрозрачна и создает почву для проведения различного рода технологических операций криминогенного характера.

Предложение об установлении операционного контроля Транснефти над ПСП грузоотправителей направлены на прекращение этой негативной практики и повышение той самой прозрачности системы контроля качества нефти, поступающей в магистральный нефтепровод (МН).

Кроме того, необходимо отметить, что наряду с предложением по внедрению процедуры операционного контроля ПАО «Транснефть» предложило ввести на уровне нормативного регулирования принцип обязательности аккредитации испытательных лаборатории, участвующих в контроле качества нефти, сдаваемой в систему магистрального трубопроводного транспорта, принадлежащих как организациям системы «Транснефть», так и сторонним грузоотправителям.

Данные инициативы следует рассматривать именно как единый комплекс предложений, направленных на совершенствование процедуры контроля качества нефти всеми участниками данного процесса, без изменения существующей системы хозяйствования предприятий нефтедобычи и нефтепереработки. Речь идет именно об осуществлении Компанией контроля за формированием потоков нефти, в том числе и за поступающим на приемо-сдаточные пункты сырьем с целью повышения прозрачности данного процесса, а не о передаче ПАО «Транснефть» контроля над принятием другими хозяйствующими субъектами управленческих решений.

Выдвигаемые ПАО «НК «Роснефть» обвинения Компании в монополизации процесса контроля качества нефти представляются странными и надуманными, так как ПАО «Транснефть» является субъектом естественной монополии в сфере транспортировки нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам.

3. По предложению ПАО «Роснефть» о привлечении сюрвейерских организаций для осуществления ежедневного мониторинга качества нефти как при приеме нефти, так и при ее выдаче из системы МН, поясняем следующее.

Позиция Роснефти по данному вопросу представляется противоречивой: подвергая предложения Компании об установлении операционного контроля над ПСП на входе в систему магистральных нефтепроводов неконструктивной критике со ссылкой на то, что это якобы приведет к «необоснованному росту затрат грузоотправителей», Роснефть одновременно предлагает проведение дополнительных ежедневных проверок качества нефти при приеме и выдаче нефти из системы магистральных нефтепроводов с участием независимых инспекторских (сюрвейерских) организаций.

Контроль качества нефти на выходе из системы МН осуществляется зарубежными и российскими сюрвеерскими организациями на всех экспортных направлениях и в настоящее время. Такие независимые инспекторы лишь фиксируют показатели качества в сравнении со значениями, установленными ГОСТ, но никак не могут повлиять на изменение этих значений.

Следует обратить особое внимание на то, что ни одна нефтяная компания не привлекает сегодня независимых инспекторов для контроля качества своей нефти перед сдачей в систему трубопроводов.

Действенным и эффективным, по нашему мнению, может быть только усиление контроля качества нефти на входе в систему ПАО «Транснефть». В целях оптимизации затрат добывающих организаций на выполнение независимой инспекции Компания готова предоставить ограниченный перечень сторонних ПСП, на которых по накопленной информации происходит аномальное изменение отдельных параметров качества сдаваемой нефти.

Следует также иметь в виду, что международные сюрвейерские организации не несут практически никакой ответственности перед клиентами за достоверность результатов проведенной ими проверки качества нефти. Так, например, по информации с официальных сайтов крупнейших сюрвейерских компаний SGS (www.sgs.ru) и Saybolt (www.corelab.com) размер их ответственности в любом случае не может превышать 20 тыс. долларов США.

С учетом изложенного привлечение сюрвейерских организаций к проведению ежедневных проверок качества нефти в обязательном порядке является избыточным и нецелесообразным.

При этом Компания считает оптимальной сложившуюся практику, при которой заинтересованные участники рынка транспортировки нефти имеют возможность привлекать независимые сюрвейерские компании для осуществления дополнительных проверок качества нефти на добровольной основе и за свой счет.

4. О необоснованных затратах грузоотправителей в случае передачи ПАО «Транснефть» операционного контроля над ПСП, связанных с дополнительными затратами на проведение контроля качества нефти в соответствии с положениями Технического регламента.

Требования вступившего в действие с 01.07.2019 Технического регламента ТР ЕАЭС 045/2017 «О безопасности нефти, подготовленной к транспортировке и (или) использованию» (далее – Регламент) устанавливают обязательность оценки соответствия перед выпуском нефти в обращение на рынке Таможенного Союза в форме испытаний шести обязательных параметров качества нефти, с оформлением паспорта безопасности на нефть.

Из этого следует, что независимо от наличия или отсутствия операционного контроля ПАО «Транснефть над ПСП, грузоотправители согласно Регламенту должны обеспечить соответствие нефти установленным параметрам качества перед ее сдачей в систему ПАО «Транснефть», то есть перед поступлением нефти на ПСП.

При этом, изложенная в обращении ПАО «НК «Роснефть» информация о приемке нефти в систему на основании предварительных результатов испытаний, полученной лишь добывающим предприятием без участия принимающей стороны, не соответствует действительности.

В силу заключенных с грузоотправителями договоров Компания обязана обеспечить соответствие качественных характеристик транспортируемой нефти требованиям ГОСТ и обязана возместить грузоотправителям реальный ущерб, причиненный им в результате транспортировки нефти ненадлежащего качества. Из этого с неизбежностью вытекает обязательность участия Транснефти (совместно с грузоотправителями и/или грузополучателями) в осуществлении контроля качества нефти при проведении любых технологических операций по приему и/или выдаче нефти из системы МН.

С учетом того, что требования по доступу к системе магистральных нефтепроводов едины для всех потребителей услуг, предлагаемые Компанией меры по повышению контроля качества должны быть применимы в отношении всех грузоотправителей, без каких-либо исключений.

В части направленных ПАО «НК «Роснефть» контрпредложений по данному вопросу сообщаем следующее.

1. По вопросу привлечения независимых сюрвейерских организаций.

ПАО «Транснефть» с учетом изложенной выше позиции не поддерживает предложение по внедрению привлечения на обязательной основе независимых сюрвейерских организаций для проведения ежесуточного контроля качества нефти при приемке и выдаче нефти из системы МН.

2. По вопросу усиления контроля за деятельностью мини-НПЗ.

Отмечаем абсолютно идентичную позицию ПАО «Транснефть» и ПАО «НК «Роснефть» по вопросам ужесточения контроля за деятельностью на территории Российской Федерацией мини-НПЗ.

3. По вопросу усиления контроля за качеством нефти, сдаваемой в систему ПАО «Транснефть», предприятиями, аккумулирующими потоки нефти малых грузоотправителей.

ПАО «Транснефть» полностью поддерживает предложение по усилению контроля за деятельностью таких предприятий, вплоть до внедрения практики ежегодного проведения инспекции технологических объектов и месторождений, с которых должна вестись добыча сырья, и прекращения их деятельности в случае неподтверждения своих технологических мощностей.

4. Предложение о внедрении Банка качества нефти.

Система Банка качества регулирует финансовые взаимоотношения между грузоотправителями, сдающими разную по качественным параметрам нефть. Мировой опыт внедрения Банка качества показывает, что эта система не влияет на улучшение параметров качества, а тем более на усиление контроля показателей качества. Ее внедрение лежит в плоскости финансового регулирования, а не управления технологическими процессами транспортировки нефти и качественными параметрами нефти. Банк качества нефти предполагает систему выплат компенсаций его участникам, сдающим нефть более высокого качества нефти, за счет денежных средств от его участников, сдающих нефть более низкого качества. При этом при его внедрении наибольшие затраты понесут участники рынка, добывающие тяжелоизвлекаемые ресурсы на истощенных месторождениях, которые требуют дорогостоящих инновационных методов добычи, что может повлечь их уход из нефтедобычи, снижение налоговых поступлений в бюджеты всех уровней, а также централизацию и возможную дальнейшую монополизацию отрасли нефтедобычи в руках одного или нескольких крупнейших холдингов, против которой на словах выступает ПАО «НК «Роснефть».

5. В части ужесточения нормативных требований к качеству нефти в действующих ГОСТ и Технических регламентах по параметру содержания органических хлоридов до 1 ppm поясняем следующее.

Согласно данным за 2018 год около 25% нефти отечественных производителей, принятой в систему МН ПАО «Транснефть», имело показатель содержания органических хлоридов более 1 ppm. Ужесточение требований к данному показателю в части его снижения в 6 раз относительно требования ТР ЕАЭС 045/2011 приведет к росту затрат производителей нефти и в связи с этим требует обсуждения со всеми нефтегазодобывающими предприятиями РФ.

В свете данного предложения в очередной раз вынуждены отметить непоследовательность позиции ПАО «НК «Роснефть», выражающейся с одной стороны озабоченностью ростом расходов предприятий нефтедобычи на дополнительные мероприятия по контролю качества нефти, а с другой – внесением предложений об ужесточении качественных характеристик принимаемой нефти, которые однозначно приведут к росту расходов на ее подготовку и дополнительным затратам в отрасли.

6. В части предложения ПАО «НК «Роснефть» о внесении в договор на услуги по транспортировке нефти изменений, направленных на обеспечение прозрачности работы ПАО «Транснефть», в том числе путем расширения перечня информации, раскрываемой ПАО «Транснефть» нефтяным компаниям-пользователям услуг, сообщаем следующее.

ПАО «Транснефть», являясь субъектом естественной монополии, в соответствии с требованиями статьи 8 Федерального закона от 17.08.1995 № 147-ФЗ «О естественных монополиях» и Стандартами раскрытия информации субъектами естественных монополий, оказывающими услуги по транспортировке нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам, утвержденными постановлением Правительства РФ от 18.10.2010 № 844 (далее также – Стандарты), раскрывает информацию о своей деятельности в объеме и в порядке, предусмотренными Стандартами.

Компанией раскрывается информация о тарифах на услуги по транспортировке нефти и нефтепродуктов; об основных показателях финансово-хозяйственной деятельности; об основных потребительских характеристиках регулируемых услуг; о наличии (отсутствии) технической возможности доступа к регулируемым услугам по транспортировке нефти и нефтепродуктов и другие предусмотренные Стандартами сведения.

Следует отметить, что согласно п.12 Стандартов перечень информации, подлежащей раскрытию, является исчерпывающим.

В связи с этим утверждения Роснефти на недостаточную прозрачность работы Компании являются совершенно необоснованными. При этом в предложении Роснефти расширить перечень раскрываемой Транснефтью информации традиционно отсутствует конкретика: в письме Роснефти не содержится указания на то, какую именно информацию о своей деятельности Компания, по мнению Роснефти, должна дополнительно раскрывать грузоотправителям.

Пресс-служба ПАО «Транснефть»
ПАО «Транснефть» Карта сайта RSS